Сеанс массовой шизофрении

02, Апр, 17 svetlana

После долгих репетиций и перенесения даты премьеры в «Студии театрального искусства», наконец, выпустили спектакль «Мастер и Маргарита» по роману Михаила Булгакова в постановке художественного руководителя театра Сергея Женовача.

«Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова – роман, который кто-то очень любит, кто-то считает слишком «попсовым», а кто-то гениальным, а для кого-то это и бред сумасшедшего. За «бред сумасшедшего» и зацепился Сергей Женовач. Он решил, что сумасшедшими будут в романе все. Да что там в романе, сумасшедшими будут все, кто в день спектакля будет находится в театре. Уже при входе билеты проверяет девушка в странной длинной рубахе, похожей на мешковину только светлого цвета. «Интересно, это сейчас такая мода?», — подумала я, входя в театр. Но только сделала несколько шагов от входа к гардеробу, как поняла, что одежда не случайна — на ребятах, принимающих верхнюю одежду, такие же больничные рубахи.

В зрительный зал входишь чуть ли не на ощупь. В зале полумрак, и даже приходится стараться не споткнуться и не упасть, а кто-то подсвечивает себе лестницы телефоном. Сцена занавешена сшитыми больничными пододеяльниками, перед ними узкое пространство, оставленное до края сцены (художник Александр Боровский). Слева —  стол, как в квартире у Булгакова, только белый. На сцене все былое. Справа больничная металлическая койка, на которой лежит человек в больничной пижаме. Это Иван Бездомный (Иван Янковский). Вы только заходите в зал, как уже попадаете в его палату. Со встречи Ивана и Мастера (Игорь Лизенгевич) и начинается спектакль. Сцена на Патриарших уже произошла, и весь свой путь, от пруда до больницы для душевнобольных, Иван уже пробежал. А теперь он в клинике и разговаривает с Мастером. Но, к сцене на Патриарших все-таки в спектакле возвращаются: она разыгрывается Иваном, находящемся на своей койке и уже отрезанной трамваем головой Берлиоза (Сергей Аброскин), лежащей на блюде на столе, и пришедшем посетителем с авоськой апельсинов, вошедшим с балкона, находящимся за закрытой занавеской.  Весь спектакль сцены будут врываться одна в другую без спроса, перемешиваться и перебивать друг друга, как в сознании душевнобольного. Ведь здесь пациенты все, не только Иван и Мастер, а даже и Понтий Пилат (Дмитрий Липинский), бегающий вместо плаща с кровавым подбоем, в больничной рубахе с кровавыми пятнами внизу, и Иешуа (Александр Суворов), больше похожий на юродивого дурачка, улыбающегося всем, даже садистам санитарам, которые являются свитой Воланда. Сам же Воланд (Алексей Вертков) в спектакле не “воплощение зла”, и не только профессор черной магии, он еще и профессор Стравинский. Он единственный почти не покидает сцену, а наблюдает за душевнобольными людьми в созданной им клинике-материи мира, изучая предел сил каждого пациента, предел «головной боли». Голову в спектакле отрезают, отрывают, голова болит и у Берлиоза, и у Пилата, и у Бенгальского.

Постепенно и зрители становятся вовлечены в это сумасшествие: сеанс черной магии происходит прямо в зале, реальные деньги щедрого зрителя превращаются в огонь, у добровольца из зала Гелла неожиданно вытаскивает бюстгальтер из запазухи, а в зал летят доллары, наверное, фальшивые, хотя кто-то из свиты уверяет, что настоящие. Но, увы, проверить это могут только зрители первых рядов, а для автора текста осталось загадкой, есть ли там настоящие купюры. Самым эффектным фокусом (помогал в подготовке фокусов иллюзионист Артем Щукин) выглядит фокус с отрыванием головы Бенгальского (А. Самойлов), хотя отгадка в нем самая простая, но раскрывать ее не буду, так эффектнее смотреть будущим зрителям. Так что постановка спектакля задействует зрителей и  превращается в сеанс массовой шизофрении.

Все герои, за исключением Воланда, в больничных белых халатах, разве что Гелла (Татьяна Волкова) сверкает красными стрингами в разрезе халата, особенно смущая мужскую половину, и Маргарита (Евгения Громова) появляется в персиковом халате, но потом тоже переоденется в белое, и тоже впишется в объект мира, созданный Воладном-Стравинским-Булгаковым. Ведь и внешне Андрей Вертков, играющий Воланда, чем-то похож на самого автора, и кажется, что автор романа о Понтии Пилате Воланд, а не Мастер. Ну, привиделось что-то сумасшедшему, что написал, ну и ладно, не жалко отдать, лишь бы был спокоен.  Порой, кажется, что смотря спектакль, смотришь больничные истории про отдельных пациентов, пересекающиеся между собой. И единственный у кого есть шанс на выздоровление – Иван Бездомный, остальные представлены какой-то безликой, нет, не серой, белой массой — глиной, из которой лепят человечество. Герои выделяются, рассказывая свою историю «болезни», но потом вновь становятся безлики как все. Столько раз ставили этот роман, пытаясь, если не охватить все, так выделить отдельные линии, сделать сильнее образы отдельных героев, а Сергей Женовач, скорее выделил объект мира, где болен шизофренией каждый, просто, когда все больны – это не заметно.

Наталия Козлова

Фото театра «Студии театрального искусства»  http://sti.ru/master-i-margarita/


Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Create Account



Log In Your Account