Московская премьера оперы «Ариадна на Наксосе»

26, Июл, 16 svetlana

Прошедший сезон в Камерном музыкальном театр им. Б. А. Покровского выдался плодотворным: вышли премьеры опер Л. Яначека, А. Журбина, Б. Бриттена, Бетховена, Римского-Корсакова. Последней премьерой стала постановка оперы Рихарда Штрауса «Ариадна на Наксосе» в редакции 1916 года.

В основе либретто Гуго фон Гофстмана лежит комедия «Мещанин во дворянстве». Если в России опера ставилась всего один раз – в 2003 году в Мариинском театре в Санкт-Петербурге, то в Европе она популярна настолько, что идет почти в каждом оперном театре. В театре им. Б. А. Покровского австро-немецкую оперу поставил австро-венгерский режиссер Ханс-Йоахим Фрай – режиссёр, который будучи директором местной оперы в Дрездене, поставил 9 из 15 опер Штрауса. С руководством московского театра он знаком уже не первый год: они не раз ездили на фестиваль в Линз по приглашению Фрая, а в 2011 году в театре им. Б. А. Покровского Фрай ставил оперу «Царь и плотник» Лорцинга. Режиссёр и театр решили продолжить сотрудничество, и на этот раз оно вылилось в постановку «Ариадны».

В «Ариадне на Наксосе» Рихард Штраус смог удивительным образом соединить, казалось бы, несоединимое. Прием «театр в театре» позволил рассказать одновременно три истории и создать необычную, но совершенную в своей красоте эстетическую конструкцию. Здесь три части, которые пересекаются между собой: сама опера об Ариадне, место, где музыканты репетируют и «мещанин», а в этой постановке олигарх, который, желая поразить своим размахом гостей, дает задачу музыкантам сыграть и драму и комедию и сделать все это быстро, чтобы уложиться до фейерверка. Музыка Штрауса, написанная для этой оперы, необыкновенно легка, и, когда слушаешь, понимаешь, что главное здесь не утяжелить постановкой восхитительное произведение. Опера не предполагает хора, все партии исполняют 15 солистов, а некоторые партии требуют очень высокого оперного мастерства, и не все солисты театра пока справляются должным образом со своими ролями. В программке спектакля значится по 2-3 состава на роли, и по внутренней договоренности театра, во время репетиций нет разделения на 1, 2, 3 составы, кто играет премьеру и далее решается только перед самой премьерой. Не менее сложна опера и для оркестра: она изначально рассчитана 25-28 музыкантов.

”Каждый инструмент, который присутствует здесь, очень индивидуален, и многим музыкантам, которые привыкли играть в оркестре, приходилось перестраиваться на то, что они должны индивидуально вести свою линию”, — рассказал о трудностях, с которыми пришлось столкнуться во время постановки дирижер-постановщик Алексей Верещагин.

Особенностью театра Покровского является то, что они исполняют оперы на русском языке, при постановке «Ариадны» решили не отступать от традиции, и первый акт – пролог –  исполнить на русском, а второй – оперу – все-таки на немецком.

Художники спектакля – отец и дочь Виктор и Мария Вольские. Костюмы, как и сама оперы решены вне времени, здесь переплетаются три истории, а у костюмов временной отрезок получился больше: пересеклись костюмы для классического концертного исполнения, тоги из древнего времени, молодежные “прикиды” для комедиантов.

В опере пока не всем всё удается: порой недотягивает оркестр, порой кто-то среди исполнителей, первая часть, которая должна быть комична, порой утомительна, вторая, наоборот, комична. Но совсем ругать эту постановку не хочется, да и не за что. Она интересна попыткой поставить редкую в России оперу, интересна тем, как это пытаются делать, что театр борется с трудностями, возникающими при постановке, как вокальными, так и музыкальными, так что попытка сама по себе очень интересна. А со временем, может, и шероховатости сгладятся.

Наталия Козлова

Фото Елены Никитченко

 


Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Create Account



Log In Your Account